logo ГоловнаІсторії
Героїв
Благодійний
Аукціон
Контакти
МЕРЗЛІКІН ДМИТРО 
 

ВІК: 30 років

МІСЦЕ НАРОДЖЕННЯ: селище Срєднєбєлая, Іванівський район Амурская область (Росія), громадянин України з 1989 року

СЛУЖИВ: кадровий офіцер, 24-а окрема механізована бригада

ЙОГО ІСТОРІЯ:
Розповідь офіцера: «Мерзликин Дмитрий Игоревич, 08.03.1984, воинское звание — капитан. 

В 1989 году наша семья переехали с Курил (мой отец и дедушка– военные, отец также служил в артиллерийских войсках) в г. Жовква Львовской области. Там я закончил школу. После окончания школы поступил в Сумской военной институт ракетных войск и артиллерии. По окончании института служил в с 2005 года в артиллерийской части 11-й отдельной гвардейской артиллерийской бригады. После того как часть была расформирована в 2013 году, меня направили для прохождения службы в г. Яворов во Львовской области.

Был мобилизован 19 мая 2014 года. Вначале проходил учения на Яворовском военном полигоне, а затем переведён в Днепропетровскую область на 239-й общевойсковой полигон для прохожденияучений. После занятий нас отправили в Запорожскую, позже в Донецкую область и оттуда в Луганскую. Был командиром 1-го огневого взвода, старшим офицером на батарее гаубичных самоходных установок. У меня есть дочь, ей 2,4 года, жена Жанна практически все время со мной, мама, Людмила Никитична, тоже часто бывает в госпитале.

Обстоятельства ранения:
Утром 11 июля 2014 в н.п. Зеленополье, Луганской области нас обстреляли шквальным огнем из установок «Град». Все происходило очень быстро, я понял что это именно «Град» по плотности огня: самоходные установки не обеспечивают такой плотности огня. Около 5 часов утра 11 июля, когда начался обстрел, я спал в палатке. Палатки были укреплены земляными валами, из палаток были сделаны выходы в бомбоубежище, сооружены и прикрыты точки для укрытия. После того как наши сторожевые посты запустили сигнальные ракеты, предупреждающие об артиллерийском обстреле (если вверх взлетели две красные ракеты, это значит, что начался артиллерийский обстрел и надо бежать прятаться в бомбоубежище.

Я выскочил из палатки и побежал в укрытие. Первый разрыв снаряда был с правой стороны, я почувствовал удар в голову с правой стороны осколком мне пробило челюсть (он вошел справа и вышел насквозь у левого виска). Я упал, быстро поднялся, подумал, что я весь в грязи, но оказалось что это кровь. Я вытер ее, пощупал и убедился, что у меня есть левое ухо, правое ухо, почувствовал, что у меня есть челюсть, понял, что я могу передвигаться и побежал дальше к укрытию. Но тут впереди меня произошла ещё одна вспышка, за ней разрыв снаряда, и, я, не успев пройти и трех метров, упал снова, поскольку мне перебило ногу.

Потом я, как смог, поднялся и посмотрел, осталась ли у меня вообще нога или ее оторвало. Визуально убедился, что нога на месте, значит, еще не все потеряно. Тут же ко мне подбежали солдаты из моего расчета, достали у меня из кармана рацию, передали на батарею, что я ранен, вкололи буторфанол, перетянули ногу жгутом, принесли плащ-палатку и оттащили из зоны обстрела. Вначале меня тащили в одну сторону, потом я посмотрел, что они меня тянут в ту сторону, где стоят машины с нашими боеприпасами, и вероятный удар мог быть туда. Если немного понимать в военном деле, можно догадаться, куда именно будет противник направлять. Мы нашли безопасное место на пшеничном поле неподалеку и там ждали, пока закончится обстрел. Не помню, сколько это длилось, потому что я периодически терял сознание ─ я потерял много крови через ногу, была повреждена челюсть и кровь затекала в горло, я рвал кровью…

Потом приехала машина, всех раненых погрузили в этот «Урал», перевезли на ближайшую молочно-товарную ферму. Там мы лежали, пока не прибыли вертолеты. Наши врачи, из полевого госпиталя в базовом лагере, подошли ко мне перевязали раны, определили приоритеты эвакуации раненых в зависимости от тяжести ранения. Нас, раненых, отправили на вертолетах в Днепропетровск (укладывали раненых в вертолеты «под завязку» независимо от тяжести ранений) в областную больницу им. Мечникова. Там при оформлении у меня спросили телефоны родных и близких, затем первично обработали раны, зашили ногу. На следующее утро меня отправили в Киевский военный госпиталь, так как у меня была серьезная челюстно-лицевая травма, и хирурги, способные справиться с таким ранением, есть только в Киеве.

Я хочу сказать огромное спасибо врачам: майору медицинской службы Никалюку Дмитрию Игоревичу и Федирко Игорю Владимировичу, хирургу-стоматологу из клиники челюстно-лицевой хирургии. Если бы не они, я не знаю, как сложилась бы моя судьба!». 

ДІАГНОЗ:
Численні рани, черепно-лицьова травма (наскрізне осколкове поранення: осколок увійшов в щелепу з правого боку, пройшов наскрізь і вийшов через ліву скроню, не зачепивши очей), роздроблена велика гомілкова кістка зі зміщенням, пошкоджений вушний нерв, загроза втрати слуху. 

 

ДОПОМОГА КОШТАМИ: 
Карта Приватбанку 4627-0812-0258-6629  на ім'я дружини Дмитра — Максимець Жанни Ярославівни, також
5167-9872-0820-1679 на ім'я Мерзлікіна Дмитра Ігоровича
 

 

Історію записала Наталя Проценко